«ПОЛИТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ»

Как спасти экономику Донбасса?

Андерс Аслунд. Старший научный сотрудник Института мировой экономики Петерсона

Война на востоке нанесла сильный удар по украинской экономике. Но киевское правительство может поправить свои дела, перестав выплачивать многомиллиардные субсидии убыточной промышленности Донбасса. Сам же этот регион на ближайшие годы обречён оставаться зоной бедствия.

Украинская экономика лишилась 3,7% своего ВВП из-за присоединения Крыма к России. Крым уже не включается в официальную статистику, тогда как Донбасс в ней ещё присутствует. Сейчас на занятые повстанцами территории в Донецкой и Луганской области приходится 2,6% территории Украины, 3,3 млн жителей (7,3% населения), 10% ВВП и 15% промышленного производства. Большинство прогнозистов предрекают, что в 2014 году ВВП Украины упадет на 7–8%. И примерно две трети этого падения объясняются войной на Донбассе.

Из-за военных действий промышленное производство на Украине в годовом исчислении рухнуло — в августе на 21,4%, в сентябре на 16,6%, в октябре — на 16,3%. Объём производства угля упал по сравнению с 2013 годом не менее чем на две трети. Также сильно пострадало производство удобрений. В то же время сельское хозяйство Украины на подъёме: за первые десять месяцев 2014 года оно выросло на 7,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, и это отчасти компенсирует спад в промышленности. И по большому счёту, украинский экономический кризис объясняется именно войной, потому что тяжёлая промышленность на занятых ополченцами территориях в основном простаивает.

В Донбассе происходит серьёзный гуманитарный кризис. Электростанции разрушены ракетными и артиллерийскими обстрелами, в результате остановились насосы в угольных шахтах, и те были затоплены. Прекратили работу два крупных завода, выпускающих удобрения, — это принадлежащие Дмитрию Фирташу «Стирол» в Горловке и «Азот» в Северодонецке. 13 сентября премьер-министр Украины Арсений Яценюк заявил, что ущерб инфраструктуре региона от войны составил $9 млрд, и с тех пор он значительно вырос.

Главный вопрос для Донбасса — это каковы действительные намерения Кремля по отношению к региону, да и ко всей остальной Украине. Самая очевидная интерпретация: Кремль хочет, чтобы новое украинское правительство потерпело экономический, а затем и политический крах; российская власть заинтересована в том, чтобы удержать Украину от вступления в западные союзы. Тогда значительные разрушения донбасской инфраструктуры имеют смысл. Это подсказывает, что Кремль не намерен присоединять захваченные повстанцами территории, а сентябрьские Минские соглашения, похоже, нацелены на то, чтобы переложить все издержки войны на Украину, при этом лишив её всех доходов с этой территории.

Возможная заинтересованность России в расширении зоны военных действий будет сдерживаться тремя обстоятельствами: возрастающей ценой западных санкций против России, украинским военным сопротивлением и отношением российского населения к войне. В свою очередь очевидно, что Украина заинтересована в трёх вещах. Во-первых, оптимальный для неё вариант — это некая демаркация границы между территориями, контролируемыми Киевом, и теми, что контролируют повстанцы; это обеспечит элементарную безопасность населению. Во-вторых, Украина хочет максимально повысить свою общую безопасность и минимизировать издержки войны. В-третьих, учитывая, что Украина не получает никаких налоговых поступлений и вообще какой-либо прибавленной стоимости от захваченных территорий, правительство страны заинтересовано в снижении своих затрат на этот регион.

15 ноября президент Украины Петр Порошенко сделал логический вывод из этих умозаключений: подписал указ, прекращающий государственное финансирование занятых повстанцами территорий. Это означает, что украинские пенсионеры будут получать пенсии только в случае, если живут на территории, подконтрольной правительству. Ещё одно логическое продолжение этих выводов — прекращение государственного субсидирования предприятий Донбасса. Это может принести Киеву существенную экономию, учитывая, что Донбасс — старый промышленный район, приходящий в упадок. В соседней Ростовской области многочисленные убыточные угледобывающие производства были закрыты, тогда как их украинские аналоги, принадлежащие государству, по-прежнему работали.

Захваченные территории на Донбассе — это во многих отношениях экономическая чёрная дыра. До последнего времени Украина выплачивала там социальные пособия, но не получала налогов. В сентябре 2014 года потребление газа в Украине упало на 30% по сравнению с сентябрём 2013 года, а за первые девять месяцев года оно упало на 18%. Металлургические и химические заводы на контролируемых повстанцами территориях стоят с июля-августа. Если Украина сократит своё общее потребление газа на 30% в год, то в 2015 году оно составит 34 млрд куб. м (по сравнению с 48,5 млрд в 2013 году). Тогда украинское правительство сможет сэкономить не менее $5 млрд на газовых субсидиях, и это сильно поможет стране в преодолении финансового кризиса.

Украинская угольная промышленность также представляет собой средоточие субсидий и коррупции, и большая часть этой коррумпированной отрасли находится в Луганской области. В 2013 году цена 1 т товарного угля, производимого в Донбассе, составляла 480 гривен, тогда как себестоимость производства на государственных угольных шахтах была почти в три раза выше — 1350 гривен. Разницу покрывали государственные же субсидии. Семейный клан Виктора Януковича, контролировавший значительную часть нелегальных угольных шахт (копанок) в Донбассе, пользовался этими субсидиями, предназначенными для убыточных предприятий, хотя на их шахтах себестоимость составляла лишь 500 гривен на тонну. Их покровителем выступал министр энергетики Эдуард Ставицкий, который покинул страну после бегства Януковича и попал под санкции Евросоюза. Отказ от этих неоправданных субсидий может сэкономить украинскому правительству еще $2 млрд в год.

Неясно, на что рассчитывает Кремль в Донбассе, и очевидно правильных решений не просматривается. Донбасс — это зона не только гуманитарной, но и промышленной катастрофы. Разрушения зашли настолько далеко, что экономика не сможет восстановиться без серьёзной перестройки — а этого не случится, пока не будет установлен достаточно стабильный мир. Да и не очевидно, что старую советскую промышленность вообще можно восстановить и сделать прибыльной. Самый вероятный исход — эмиграция большей части населения, как это уже произошло в Абхазии, Приднестровье и Южной Осетии. В ближайшие годы Донбасс, скорее всего, будет оставаться зоной бедствия. Только в этом году я смог понять, кто такой настоящий хипстер.

Вы можете поделиться ссылкой на эту страницу со своими друзьями в Я.ру, в Одноклассниках, в Контакте, в Facebook, в Twitter, в Моём мире, в Live Journal, в FriendFeed, в Моём Круге.

Источник: http://daily.rbc.ru/opinions/economics/28/11/2014/547858e9cbb20f7b541df079?
utm_source=newsmail&utm_medium=news&utm_campaign=news_mail2